Участок

Из старого дома сделали новый

Судьба пустующих деревянных хат в наших деревнях и на многочисленных хуторах решается очень просто: приезжает техника и закапывает их. Но есть исключения: старые дома обретают новых хозяев и оживают. Конечно, все не так просто и быстро — купил дом в деревне и наслаждайся природой. Новым владельцам еще предстоит привести его в порядок, отремонтировать. Например, заменить сгнившие венцы сруба, вытравить шашеля и, скорее всего, заменить фундамент. Герои нашего материала рассказывают, как приобретали старый дом, сколько стоил ремонт и стоит ли овчинка выделки.

«Хутор только начинаю восстанавливать»

Все больше горожан в какой-то момент решает, что им просто необходим домик в деревне — с лесом и бескрайним полем, речкой и озером, птичками, теплой печкой, старой яблоней под окном и запахом жасмина. Все это за пределами города есть и в большом количестве.

Вадим, фотограф из Минска, такое место нашел возле Немана. Это был заброшенный хутор, где уже много лет никто не жил. Дом к продаже готовили, поэтому ему придали товарный вид: поставили новые деревянные окна, отремонтировали полы. Сторговались за 2,8 тысячи долларов. Главную ценность представлял собой участок — до реки напрямик меньше километра, вокруг луга и леса и никаких соседей.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

— Дом очень старый — по документам он с 1933 года, — рассказывает о своем приобретении Вадим. — Первым делом подлатал крышу, почистил печки. Электричества в нем не было, пришлось подключать. Выяснилось, что это не так-то просто — жить и работать в Минске и решать вопросы с электросетями, столько свободного времени у меня на это не было. Нашел ипэшника, который все сделал под ключ за 700 долларов и буквально за неделю. За эти деньги он проложил проводку, поставил счетчик, автоматы. Когда я увидел кипу бумаг на все эти техусловия, разрешения, то понял, что у меня бы это заняло гораздо больше времени. В общем, можно считать, что хутор обошелся мне в 3,5 тысячи.

Прошлые владельцы воду брали из своего колодца, но за время, когда хутор пустовал, он зарос, и восстанавливать его не имеет смысла. Вадим пока что берет воду в деревне.

В этом году пришло время ремонта, который откладывался семь лет: нужно было срочно что-то делать с нижними венцами сруба, которые практически вросли в землю и за столько лет уже полностью сгнили.

Специалист по ремонту деревянных домов и фундаментов после обследования дома вынес вердикт: сруб практически весь трухлявый, живых бревен всего процентов 40. Он предупредил, что ремонт нижних венцов не решит всех проблем, а лишь оттянет то время, когда дом полностью придет в негодность.

Вадим решил, что стоит все же попробовать: 7−10 лет дом еще простоит, а там, возможно, появятся деньги на строительство нового дома. Тем более что цена вопроса — 2 тысячи рублей за работу и материалы.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

— Сделали все очень быстро — за 5 дней. Дом приподняли на домкратах, трухлявые бревна достали. Старый фундамент подровняли и сложили по периметру ряд керамзитобетонных блоков. Теперь сруб опирается на них. Одну стену дополнительно усилили металлическими швеллерами, чтобы не развалилась.

С точки зрения разумности вложений в такой ремонт отметим, что участки в деревнях под Столбцами сейчас пользуются спросом у минчан — их покупают под дачи. В деревне рядом с хутором Вадима землю с пустым фундаментом продают за 7 тысяч долларов, у самой реки — уже 15 тысяч. Поэтому наш герой решил, что ремонтом стоит заниматься. В планах — разобрать старую печь и сложить новую. Зимой хутор не простаивает.

«Будем жить и заведем козу!»

Жене и Насте дом в деревне Слобода под Марьиной Горкой достался от бабушки. Долгое время они не могли понять, что с ним делать: необходимости в жилье нет, сельским хозяйством не увлекались. Приезжали как на дачу только летом, выкашивали участок и собирали урожай со старых яблонь.

Фото предоставлено читателем

Но со временем поняли, что хотели бы жить здесь постоянно. В этом году ребята приступили к реконструкции хаты. Начали с фундамента.

— Дом старый, послевоенной постройки, — рассказывает Настя. — Его уже ремонтировали: нижние венцы менял еще дедушка лет 15 назад. Но нам пришлось заменить их еще раз. Дело в том, что фундамента под домом не было: срубы раньше ставили просто на камни. Так что если бы мы повторили процедуру с заменой нижних бревен, то в скором будущем мы бы опять их ремонтировали. Поэтому мы решили установить дом на нормальный высокий фундамент. Долго, несколько месяцев, искали строителей, которые могли бы это сделать. Таких найти несложно, но цены они предлагали неподъемные — от трех тысяч долларов и выше. Нам откровенно говорили, что работы не такие уж и дорогие, но физически трудно заливать основание под домом. В итоге все же нашли ребят, которые согласились сделать по адекватной цене.

Фото предоставлено читателем

Изначально планировали заменить только один венец, но когда сняли вагонку, то выяснилось, что по-хорошему нужно заменить венцы по самые окна. Нам предложили вместо гнилых бревен положить газосиликатные блоки. Весной бригада приступила к работам: приподняли дом на домкраты, вырезали трухлявые бревна и залили монолитный фундамент. Потом выложили два ряда блоков и на них опустили дом. В полторы недели уложились. Работы с материалами обошлись в 2,2 тысячи долларов.

— Полы мы пока не трогали, разбираемся с печками, — говорит Настя. — Сначала мы думали их оставить, потом решили разобрать и сложить заново, но теперь пришли к выводу, что нужно ставить чугунную печь-камин. Планируем старые полы разобрать и положить новые с утеплением.

Жить нам есть где, и с ремонтом мы не торопимся. В этом году планировали еще новые окна поставить, но летом кто-то украл красивый кованый мангал. Дом на отшибе, и мы опасаемся, что окна ПВХ если не украдут, то взломают. Решили, что окна будем менять ближе к финалу реконструкции. Сейчас внутри деревянных рам стоят железные решетки, которые еще дед делал, с ними надежней.

Фото предоставлено читателем

Новым владельцам дома есть еще над чем поработать. Например, они задумали переделать крышу — приподнять ее, чтобы вместо чердака сделать мансардный этаж. В планах — утеплить стены и сделать вентилируемый фасад из необрезной доски. Нужно еще подвести канализацию и водопровод (ванная с бойлером обустроена пока в сарае).

— Какие планы на дом после реконструкции? Переедем сюда жить и заведем козу! — смеется Настя.

ПРИМЕР 1

Эта постройка первоначально задумывалась как гараж, однако потом хозяева решили сделать из неё гостевой дом с гостиной, спальней, кухней, санузлом и гаражом. Специалисты «Зодчего» за месяц надстроили утеплённый мансардный этаж, выполнили работы по монтажу мягкой кровли, отделали внутренние помещения дома вагонкой, а фасад – сайдингом, установили водосточную систему. Дом полностью готов к встрече гостей!

ПРИМЕР 2

В небольшом деревянном доме выросло несколько поколений одной семьи, и хозяева ни за что не хотели с ним расставаться. Так что рабочие отнеслись к объекту особенно бережно.

Старый сруб сохранили – он стал частью новой конструкции. Начали с того, что полностью переделали кровлю: достроили необходимые части и покрыли металлочерепицей. Затем создали водосточную систему, пристроили открытую террасу и балкон, стены, потолки и перекрытия отделали вагонкой. Родовое гнездо будет жить!

«Любой деревянный дом можно отремонтировать»

Андрей Авдевич, специалист по ремонту деревянных и каркасных домов, рассказал журналисту REALTY.TUT.BY, как происходит замена старого фундамента на новый.
— Жизнь старому деревянному срубу можно продлить: его нужно приподнять, сделать под ним новый фундамент, трухлявые бревна заменить. Как правило, дома строились 50−60 лет назад, и тогда срубы ставили просто на камни.

Фото предоставил Андрей Авдевич

Дом целиком поднимается специальными домкратами и опирается сначала на деревянные, а потом на отлитые бетонные опоры. Получив доступ к пространству под домом, строители заливают монолитный фундамент.

Размер строения при этом значения не имеет. Андрей Авдевич рассказал, что недавно в Дзержинске они меняли фундамент под старым деревянным срубом 30×10 метров. После ремонта строение стало выше за счет наращивания высоты стен блоками. Теперь это магазин-склад.

Фото предоставил Андрей Авдевич

Отметим, что если сруб сильно осел, или, как еще говорят, врос в землю, то во время подъема дома внутри разбираются старые полы, дымоходы и печи.

Есть и второй вариант, когда в доме и отделка хорошая, и полы еще крепкие. Тогда для ремонта фундамента сруб приподнимают всего на несколько сантиметров. Тогда внутренняя отделка не страдает.

Фото предоставил Андрей Авдевич

Андрей говорит, что в деревянном доме можно убрать и поменять любой венец: сгнившее бревно вырезается и ставится новое. Но есть нюанс: если нужно менять самое верхнее бревно, на которое опираются стропила, то придется разбирать крышу. В его практике были случаи, когда несущие стены вырезались целиком.

— Когда вырезаются гнилые участки, например под подоконниками, то можно обойтись заменой этого участка на новый брус, — говорит он. — Если убираются целиком нижние венцы, то практичнее их заменить кладкой из газосиликатных или керамзитобетонных блоков. Такой способ особенно хорош при реконструкции бань: низ сруба, самое сырое место, получается из материалов, которые проще гидроизолировать, отделать плиткой, и они не боятся влаги. Бревенчатая стена начинается выше, и на нее меньше попадает вода.

Стоит ли овчинка выделки?

Андрей Авдевич считает, что стоит. Хотя бы потому, что родительский дом не заслуживает быть зарытым бульдозером.

— Из опыта могу сказать, что далеко не все новострои из дерева простоят столько, сколько дома наших дедов — многие уже через 8 лет требуют ремонта, — говорит Андрей. — У нас же всю смолу спускают со строевого леса, поэтому древесина легкая, рыхлая, часто уже с шашелем. Все держится на химии, а раньше никто о ней и не знал.

Фото предоставил Андрей Авдевич Фото предоставил Андрей Авдевич

Старые дома могут послужить еще долго как дачи, многие горожане, кому не нравится скученность садовых товариществ или дачных кооперативов, обзаводятся такой загородной недвижимостью.

Андрей говорит, что подобрать крепкий дом в деревне не так-то просто: не факт, что найдется быстро и в хорошем состоянии, но поискать стоит.

— Первое, на что нужно обратить внимание, — фундамент, — объясняет специалист. — Если его почти не видно или он есть, но весь в трещинах и дырках, — то это уже тревожный звонок. Нижние венцы, скорее всего, придется менять, а фундамент усиливать. Но это не значит, что дом не заслуживает внимания, — в остальном он может быть вполне «живым».

Если дом ошалеван (обит доской), то нужно обязательно снять обшивку под окнами, дверями, внизу стен, в местах затеканий воды: очень часто там можно найти трухлявые бревна. Но одинаковых домов не бывает — нужно смотреть каждый по отдельности.

Фото предоставил Андрей Авдевич

Очень часто сталкиваемся с домами, над которыми основательно поработал шашель: бревна все в дырках, трухлявые. В таких случаях дом лучше не покупать. Но если очень хочется, тогда участки с шашелем нужно вырезать полностью.

Если вредитель не успел уничтожить сруб, то с ним можно бороться: впрыснуть в каждую дырочку и между венцами с помощью компрессора пропитку «Сенеж Инса». Работа скрупулезная, но эффект есть.

Деревянные срубы теперь модно утеплять. Андрей говорит, что это нужно делать с умом: только каменной ватой и с устройством вентилируемого фасада.

Вдохновляющий опыт

Среди наших читателей уже многие имеют опыт приобретения и реконструкции старых деревянных домов. Вот, например, хутор семьи минских онкологов под Раковом — сруб они перевезли из-под Нарочи, собрали на новом месте и теперь счастливо в нем живут.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Еще один пример. Москвич Андрей Уфимцев, путешественник, фотограф, организатор экстремальных путешествий по Центральной Америке, обосновался в деревне Косаричи под Глуском, где провел свое детство. Он решил не просто дачу себе сделать, а возродить целую деревню.

Начал с того, что перевез сруб старого дома из соседней деревни (дом бабушки не сохранился) и превратил его в уютную усадьбу.

Все пустующие дома он сфотографировал, описал, нашел владельцев и выставил эту информацию на сайт деревни. За несколько лет почти все эти дома раскупили минчане, питерцы и москвичи.

Вдохновляет опыт дизайнера интерьеров Вероники Багрянцевой в перестройке хаты лесника в деревне под Дзержинском. Старый сруб стал главным акцентом в интерьере загородного дома.

Можно вспомнить и чудесное превращение столетнего хутора под Столбцами в загородный дом для семьи Тамары Горбачевой. Она, кстати, в прошлом году победила в конкурсе на лучшую читательскую историю о даче.

Фото предоставлено читателем

Отвечает специалист по сопровождению сделок с недвижимостью АН «Загородный стиль» Виктория Нардина:

Вероятнее всего, у Вас по документам будет два объекта недвижимости: участок и жилой дом (бывают исключения, когда дом не зарегистрирован, но это редкость). Зарегистрировать два жилых дома на одном участке нельзя по законодательству, соответственно, в идеале стоит сделать следующим образом:

  • юридически подготовить участок под строительство – убедиться в наличии межевания, снести дом, вызвать кадастрового инженера, сделать акт обследования и снять дом с регистрационного и кадастрового учета;
  • подать уведомление о начале строительства и получить на него положительный ответ от администрации.

Снес дачу, построил дом – как его регистрировать?

Как легализовать постройку на даче с 1 марта?

Отвечает директор офиса продаж вторичной недвижимости Est-a-Tet Юлия Дымова:

Существует вариант прекращения права собственности на основании уничтожения объекта недвижимости. Вы ликвидируете старый объект и возводите новый, для постройки которого необходимо получить разрешение на строительство.

Приоритеты компании

Сломать частный дом или постройку – распространенные заказы в наше время. С течением времени любое здание теряет свою былую привлекательность, после чего начинаются массовые демонтажные работы, чтобы позже обновить участок. Сломать здание требует определенных строительных навыков, поэтому вызов специалистов – наиболее приемлемый вариант.

Мы стремимся выполнять поставленные задачи качественно и во время проведения демонтажа придерживаемся строительных требований и норм. Слом домов вывоз мусора – наша специфика, после проведенных работ не оставим кучи мусора на участке. В процессе используется современная техника, которая позволяет справиться с задачей любой сложности. Слом домов стоимость оговаривается на этапе осмотра участка и после учета всех нюансов заказа.

Самый аккуратный способ сноса зданий – ручной демонтаж. Помимо традиционных, доставшихся нам от наших предков кувалд, зубил и ломов при нём используют изобретённые еще в конце 19 века отбойные молотки и сверхмощную разновидность – бетоноломы, лебёдки, домкраты. Рабочие постепенно «раздевают» здание: вынимают окна и двери, демонтируют все оборудование, трубы и проводку, этаж за этажом разрушают и выносят перегородки, стены и перекрытия. Значительная часть полученных материалов идёт в переработку: металл и стекло переплавляют, бетон и кирпич размалывают в строительный щебень. Однако у аккуратности есть оборотные стороны – страшный шум, усугубляемый длительностью работ: мало кого обрадуют месяцами стучащие по соседству отбойные молотки. Да и обходятся столь кропотливые работы дорого.

В разы дешевле механизированный снос. Мультипликаторы очень любят красочную картинку сноса строений огромной гирей, которой размахивает экскаватор. Однако в реальной жизни этот инструмент, называемый «бабой» и весящий до 5 тонн, используется уже не часто. Он был изобретён в одно время с отбойным молотком, но, достигнув пика популярности в 1950-1960 годы, вскоре быстро её потерял. Причины банальны – стрела коротка, и высоко ей не дотянуться, а начинать с нижних этажей точно не стоит по причинам безопасности: «складываются» не только карточные домики. Кроме того, для использования «бабы» нужна сравнительно большая свободная площадь, также невозможно сносить здания, примыкающие к соседним, а более современные методы разрушения более быстры и экономичны. Сейчас «бабу» применяют только для разборки отдельно стоящих зданий высотой не более двух этажей. Кстати, «бабы» бывают не только шарообразные или грушевидные, которыми размахивают по горизонтали из стороны в сторону. «Бабы» клиновидной формы «летают» вертикально, их используют для разрушения горизонтальных конструкций: падая с высоты, они разбивают перекрытия и фундаменты.

Сейчас чаще используют экскаваторы-разрушители, вооружённые современными инструментами: грейферами, гидравлическими молотами и ножницами. Грейфер – это большой металлический ковш с двумя или несколькими челюстями, которыми постепенно «откусывают» части строения. Размах «пасти» у одного из крупнейших, имеющего вес свыше 4 тонн, составляет 1,2 метра, а сила «укуса» – 145 тонн, что в 40 раз больше чем у тираннозавра – гигантского ящера-сверххищника, обитавшего в позднемеловом периоде. При помощи грейфера можно разрушить здание высотой уже до пятнадцати метров, а также сооружения, которые находятся под землёй, например, цокольные этажи и подземные парковки (размахивать там шар-бабой весьма несподручно). Преимуществом этого инструмента является то, что откушенное им можно сразу погрузить в автомобиль или отложить в сторонку, не создавая нагромождения руин на месте постройки. За счет совмещения сноса, погрузки и уборки его работа оказывается быстрой и экономичной. Именно так массово сносят панельные пятиэтажки. Однако не все материалы грейферу по зубам.

Для более прочных железобетонных и стальных конструкций применяются гидравлические ножницы, которые существенно больше привычных нам канцелярских и весят несколько тонн. Они бывают похожи на обычные ножницы: два острых лезвия с зазором менее 1 мм между ними – такими разрезают мостовые перекрытия и стальные балки, или на гигантские плоскогубцы, которыми разламывают кирпичные и бетонные стены. Использование гидроножниц позволяет постепенно, шаг за шагом, «расчленять» здания до самого основания. Длина стрелы у специальных экскаваторов-разрушителей, имеющих вес до 200 тонн, может быть очень большой – до 67 метров, её вполне хватает, чтобы сносить большинство жилых многоэтажек.

Что нельзя откусить, разрезать или разломать, то точно можно раздолбить. Гидравлические молоты – это огромные аналоги отбойных молотков, навешиваемые на экскаваторы. На него могут крепиться различные рабочие инструменты: клины, зубила, пики, которые с огромной энергией и частотой до 40 ударов в секунду способны дробить материалы любой прочности. Их стук знаком большинству горожан: в большом городе всегда можно найти место, где сегодня «металлические дятлы» долбят асфальт, фундаменты или остатки зданий. Впрочем, радиус поражения у них ограничен: дотянуться они могут на высоту не более 6 метров.

Один из самых эффектных инструментов – кислородное копьё, которое применяется при резке и прожигании отверстий в монолитных бетонных и железобетонных конструкциях. Оно представляет собой горящую стальную трубку, через которую пропускается кислород. Рабочий конец копья предварительно нагревается до температуры 1350–1400°С с помощью сварочной дуги или подогревающего пламени резака. После воспламенения металла посторонний источник нагрева убирается. Рабочий конец копья достигает температуры 2000°С, а вырывающиеся продукты сгорания железа способны плавить даже бетон.

Последним словом моды в орудиях разрушения являются радиоуправляемые роботы для демонтажа. Конструктивно они похожи на обычные экскаваторы, но не имеют кабины и поэтому могут изготавливаться в любом размере: от гигантских до мелких, способных бегать по лестницам и проходить в двери. Они более производительны, чем обычные «фаршированные» операторами машины, и способны полностью обезопасить людей.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *